Девушка с зелеными линзами
За меня в ответе только тот, кто приручил. Остальные могут не беспокоиться.
- А вот ты и скажи ему, - от всей своей широкой души возмущался ВГ, - скажи, скажи. Он как зайдет, так и скажи прямо: "Шагом, мол, марш вон отсюда! И нечего со мной так обращаться! Пока не извинишься, вообще тебя видеть не хочу"...

- Он извинился. Он кофе принес.

- Какого черта ты должна понимать, что "принес кофе" означает "он извиняется"? Словами надо извиняться, словами, понимаешь, их для того и придумали!

- Он ПО-СВОЕМУ извинился, - терпеливо втолковывала Мильва. Он не любит словами. Ему тяжело. Мужчины вообще со словами редко дружат. Они все выражают действиями. И языком тела.

- Тоже мне, питекантропы, трудно им, речь они плохо освоили. - ВГ не унимался. - И ты тут со своей психологией... Начиталась всякой фигни, понимаешь! Неужели тебе трудно, как нормальной женщине, устроить истерику, побить посуду...

- Иди сам побей, - возмутилась Мильва, - что за дурацкие стереотипы у вас! Потом самой же осколки с пола собирать, да и под руку наверняка что-нибудь нужное попадется, а не просто так... Не хочу истерику.

- Но ты же его не простила сразу. И даже хотела что-то ему сказать такое.

- Я ему хочу сказать, за что я на него обиделась. Ни больше ни меньше.

- А он не поймет, потому что он понимает только язык тела - он же мужчина...

- А если ты у меня ни тела, ни мозгов язык не понимаешь - это что значит? - вкрадчиво поинтересовалась Мильва.

- Вот вечно ты так... - заканючил ВГ деланно горестным голосом, - оберегаешь ее, ценные советы даешь, а она на них тьфу!

- Да на тебя даже тьфу нельзя, у тебя материальный облик отсутствует. Если тьфу, то только метафорически. Ладно, пойду погуляю, что ли.

Собеседники разбрелись, не пришедшие к консенсусу, но в целом довольные друг другом. Жизнь продолжалась...